Главная » Статьи » Статьи об Алжире » Статьи об Алжире

Алжир - страна перспектив
Алжир - страна перспектив

Рынок Алжира переживает сейчас самое начало своего расцвета. Большой потенциал экономики, государственное финансирование, отсутствие хотя бы одной окончательно занятой конкурентами ниши открывают широчайшие горизонты для зарубежных бизнесменов.

На протяжении полутора веков Алжир был даже не колонией, а департаментом Французской Республики, ее заморской территорией. В XIX веке в стране постоянно проживали многие известные всему миру зодчие, композиторы, писатели и др. И если бы так все и шло, сейчас наверняка Алжир входил бы в состав ЕС. Но в 1954 году началась война за независимость, закончившаяся в 1962 году провозглашением Алжирской Народно-Демократической Республики. И уже с 1963 года были официально установлены торговые отношения между СССР и АНДР. Присутствие Советского Союза стало очень сильным. Колония советских специалистов, проживавших и работавших на всей территории страны, насчитывала 50–60 тыс. человек. Советские рабочие строили здесь крупнейшие инфраструктурные объекты, а алжирские студенты бесплатно обучались в советских вузах. Особым размахом отличалось военно-техническое сотрудничество.
В начале 1990-х на парламентских выборах неожиданно победили радикально настроенные исламские фундаменталисты, которых до этого существовавшее правительство не допускало к власти. Военные подняли мятеж, и в стране фактически началась гражданская война — «черное десятилетие» разгула терроризма, что совпало по времени с распадом Советского Союза, который в итоге окончательно покинул рынок Алжира. Закрыли свои представительства и свернули проекты компании из других стран, ограничили свое присутствие дипломатические миссии. В начале 2000-х, благодаря жестким мерам по борьбе с терроризмом и усилению во внутренней политике страны роли армии, обстановка в Алжире стала спокойнее, начали возвращаться зарубежные партнеры (такие как Франция, Испания, Италия, США, Китай). Россия тоже, но гораздо медленнее других стран — в лице лишь нескольких крупнейших компаний нефтегазового, энергетического и строительного секторов. Что неудивительно. И Россия, и Алжир находились в самом начале пути экономического становления. Кроме того, внутриполитическая обстановка в стране продолжала оставаться опасной и только к концу 2005 года начала приобретать определенную стабильность. В 2006 и 2007 годах в стране еще были часты террористические акты, заставлявшие зарубежных бизнесменов (в том числе и российских) снова уходить из Алжира, а других — с опаской смотреть в его сторону.
Нажал на газ«К 2008 году, — рассказывает WB торговый представитель РФ в Алжире Алексей Шатилов, — в стране был более-менее наведен порядок с терроризмом, криминальная обстановка значительно улучшилась, и теперь Алжир представляет собой перспективную и невероятно интересную для бизнеса страну. Зарубежные компании, понимая это, начинают активно возвращаться». Алжир привлекателен тем, что государство вкладывает серьезные средства в развитие инфраструктурных проектов и заинтересовано в привлечении зарубежных компаний, имеющих возможности для их реализации. Так, программа государственного инвестирования инфраструктурного развития страны на период с 2010 по 2014 годы предусматривает выделение на эти цели $286 млрд. Она включает в себя два основных раздела: завершение текущих крупных проектов и запуск новых.Как объясняет Александр Шаблин, директор Российско-алжирского делового совета, заместитель генерального директора фирмы «Стройсиcтема», имеющей дочернюю компанию в Алжире, такая внушительная сумма связана с наличием колоссальных избыточных денежных средств у государства, полученных в виде доходов нефтегазового сектора. Благодаря богатым залежам газа и нефти экономика Алжира является самой сильной и наиболее динамично развивающейся среди всех стран Африки. По запасам газа и нефти Алжир занимает 8-е и 15-е места в мире, по объемам их экспорта — 4-е и 11-е соответственно. Газ и нефть дают Алжиру 30% ВВП, 60% доходной части госбюджета и 95% экспортной выручки.
Благотворно влияет на экономику страны то, что государство делает большие финансовые запасы. «Правительство не использует 25% ВВП, а складывает их в „кубышку", не инвестируя ни в один из секторов экономики, — говорит Алексей Шатилов. — Во главу угла поставлено сохранение национальных богатств (нефти, газа, руд), что отражается в законодательных актах, регламентирующих работу
с инвесторами. Кроме того, страна поддерживает стабильную ситуацию на внутреннем рынке, не отпускает рыночные цены на энергоресурсы, пытается вступить в ВТО».
Вместе с тем, продолжает Александр Шаблин, по уровню модернизации, развития инфраструктуры и отдельных секторов национальной экономики, а также по уровню жизни населения страна находится позади даже менее богатых соседей по Северной Африке (Марокко и Туниса), поэтому можно рассчитывать на очень долгое деловое сотрудничество: «Никаких затруднений в оплате работы по проектам здесь не будет. Как и пробуксовки и сокращения финансирования, присущих, например, России во время кризиса».

Перестройка по-арабски
«В настоящий момент экономика Алжира в некотором роде напоминает экономику России начала 1990-х: перспектив для развития бизнеса масса. Но при этом имеет два существенных положительных отличия: отсутствие в таком количестве криминальных структур и серьезные государственные бюджетные вливания в инфраструктуру. Все остальное — один в один, если, конечно, не учитывать восточного менталитета, — говорит Алексей Гончаров, директор строительной компании PC UPS Algeria, работающей в Алжире более полутора лет. — Рынок здесь гораздо более живой и перспективный, чем в других странах. В той же Европе, чтобы занять нишу, нужно реально воевать за свое место, проявлять чудеса экономического творчества, а тут перед нами совершенно пустой, сырой рынок с невероятными возможностями и абсолютно открытый для всех. Куда ни брось взгляд, везде найдешь либо свободную нишу, либо занятую лишь частично».
Среди основных перспективных направлений сотрудничества с алжирской стороной эксперты выделяют следующие. Гражданское и промышленное строительство, в том числе реконструкция промышленных предприятий. Например, в стране отсутствует коммерческая недвижимость высокого класса, на всю страну есть только две-три гостиницы, где можно проживать с комфортом. Далее: развитие водного хозяйства, воздушного и городского транспорта, железнодорожной сети, метрополитена. Сотрудничество в вопросах охраны окружающей среды, научно-техническое сотрудничество, подготовка кадров. Телекоммуникации (Интернет, мобильная связь), банковская система и особенно туризм находятся здесь в зачаточном состоянии. Ну и, безусловно, энергетика — электроэнергетика, атомная энергетика, возобновляемые виды энергии (например строительство станций по переработке солнечной энергии), разведка и разработка месторождений минерального не углеводородного сырья. Алжир, к примеру, намерен стать одним из основных поставщиков энергии в Европу.
Эксперты уверены, что все эти амбициозные планы будут, даже если и с опозданием, Алжиром осуществлены. При этом страна идет своим, не похожим ни на чей другой, путем. «Алжир старается сохранить свою самобытность, свои корни, чтобы позиционировать себя, дистанцируясь от Европы», — говорит Алексей Шатилов. Оживая после ужасов «черного десятилетия», страна идет по пути создания цивилизованного, демократичного общества, перенимая опыт развитых стран Европы, Америки, России, но с учетом исламских традиций. Последнее, по словам Алексея Шатилова, имеет плюсы: «Что очень важно, в стране нет проблемы алкоголизма и наркомании, а значит, есть здоровые люди, рабочие руки, хорошая демографическая ситуация. В принципе, мусульманские устои дают возможность стране развиваться во всех направлениях».

Кто на новенькое?
Основными странами, которые сейчас представлены и работают в Алжире (а следовательно, являются главными претендентами на освоение бюджетных средств), являются Франция, Китай, Италия, Испания, США и Германия. Добычу углеводородных ресурсов уже хорошо освоили европейские компании. Та же Франция — основной претендент на строительство атомных электростанций, а Египет «застолбил» строительство линий электропередач. Не менее половины строительного рынка занято китайскими компаниями, которые просто «задавливают» на тендерах конкурентов низкой ценой, дешевой рабочей силой и большими объемами работ. Однако сейчас китайское присутствие идет на снижение, поскольку алжирцы недовольны качеством работы и начинают искать лучшие варианты, пусть они и будут дороже. «Так как государство держит стабильный курс на расширение и углубление своей экономики и инфраструктуры по всем направлениям и отраслям, нельзя назвать нишу, которая была бы заполнена полностью», — подчеркивает Алексей Гончаров.
Российское же присутствие в Алжире очень далеко от былого советского: количество наших компаний можно пересчитать по пальцам. По словам Александра Шаблина, их около 20, но только половина из них реально и постоянно работает в стране, другая осуществляет деловые проекты нерегулярно. Наиболее значительно (с точки зрения суммы сделок) представлены компании нефтегазового сектора — «Газпром», «Роснефть», «Стройтрансгаз». Основной вклад в объем товарооборота между Россией и Алжиром продолжает вносить ГК «Ростехнологии» (ранее — ФГУП «Рособоронэкспорт»).
За последние два года были открыты новые представительства строительных компаний «Стройсистема», «ПЦ УПС», «Соцпромстрой»,
а также компании «ЧЕТРА — Промышленные машины», осуществившей до этого продажу и поставку в Алжир нескольких партий дорожной техники. Продолжают свои плановые работы предприятия «Зарубежводстрой» и «Авиазапчасть». Успешно работает и небольшая частная строительная компания BARDFA. Возвращается на алжирский рынок и компания «Технопромэкспорт» (еще в советское время построила в стране две теплоэлектростанции), недавно зарегистрировавшая свое представительство. «Страна стабильно развивается и планирует к 2020 году вдвое увеличить мощность электростанций, доведя ее до 20 тыс. мегаватт, с целью дальнейшего экспорта электроэнергии в соседние страны.
Страны Европы и Северной Америки собираются работать по этому направлению, и нам тоже хотелось бы поучаствовать в благородном деле восстановления и развития Алжира», — делится планами главный эксперт компании «Технопромэкспорт» по Северной Африке Александр Тымар. До 2015 года предприятие намерено участвовать в алжирских проектах на сумму до $1 млрд.

Схожести отталкивают

Поскольку экономики России и Алжира являются схожими (ориентированы на экспорт сырья), объем двусторонней торговли оставляет желать лучшего. По данным алжирской таможенной статистики, объем российских поставок без учета военной продукции в 2009 году составил $363,9 млн. «Структуру товарооборота между нашими странами — а основу нашего экспорта сейчас составляет продукция военно-технического назначения — можно и нужно диверсифицировать. Россия может поставлять в Алжир гражданские самолеты, машины и оборудование различного профиля, стройматериалы, продукты нефтехимии, фармацевтики, сельскохозяйственную продукцию и многое другое», — полагает Александр Шаблин.

Для упрямых и терпеливых
«В Алжире мощнейшая бюрократическая машина, по административным трудностям страна — мировой рекордсмен, и тому, кто начал здесь работать, нужно приготовиться к длительной осаде, а успех ждет только самых упрямых и терпеливых. Алжирский рынок приносит хорошие плоды, но терпения взрастить их хватает не у многих», — поясняет Алексей Гончаров.
Согласование всех документов происходит без проблем, но из-за их количества (например, требуются отпечатки пальцев и справка о несудимости) и по ряду других причин процесс регистрации предприятия занимает от 3–4 месяцев до года, а до заключения первых контрактов нередко проходит 1,5 года. Много времени уходит на регистрацию и перерегистрацию мигрантов, что нужно делать раз в три месяца. Вообще, как говорит Алексей Шатилов, политика президента АНДР такова, что издаваемые в последние годы в большом количестве законы и указы направлены не столько на создание благоприятной атмосферы для инвестиционного сотрудничества с зарубежными странами (хотя таковые тоже имеются), а в первую очередь на защиту и поддержку национальных производителей и сохранение национального богатства. Согласно одному из таких законов, принятому в 2009 году, 51% в капитале предприятия, создаваемого иностранцами в Алжире, должны принадлежать алжирскому юридическому или физическому лицу. И большинство иностранных инвесторов пугает, что контроль над предприятием будет у алжирской стороны. Таким образом, не каждый решается пройти путь создания консорциума или совместного предприятия. Поэтому распространенным вариантом ведения бизнеса в Алжире является открытие представительства иностранной компании (или так называемого «офиса по координации»).
«В стране не развита банковская система и нет свободного рынка валюты. Все расчеты осуществляются в национальной валюте. Есть определенные трудности и по выводу выручки из Алжира: в первую очередь средства должны реинвестироваться, на репатриацию прибыли установлена квота в размере 15%», — продолжает Александр Тымар.
Неоднозначным моментом является обязательное заключение сделок на тендерной основе (норма введена с целью борьбы с коррупцией и незаконными операциями). Однако система, по словам Александра Шаблина, доведена до абсурда: «Компаниям приходится объявлять тендер на закупку любой мелочи, например двух бочек краски, ста литров смазочного масла, одной машины и т. п. И таких мелких тендеров — до 80% от общего количества».
Не облегчает ведение бизнеса (кроме как для франкоговорящих стран) франкоязычный документооборот, а учредительные документы и вовсе составляются на арабском. С английским языком здесь делать нечего. Это не барьеры «Ввиду национальных административных и деловых нюансов мы не наблюдаем бума инвестиций в экономику Алжира, — говорит Александр Тымар. — Сюда приходят в основном крупные транснациональные корпорации, обладающие полным производственным циклом, которые в состоянии предоставить полный комплекс услуг и, что самое важное, которые готовы к долгосрочному сотрудничеству. Зарубежные торговые сети, малый и даже средний бизнес пока на рынок не выходят. Это невыгодно».
Тем не менее не стоит воспринимать всё перечисленное как непреодолимые барьеры: это просто часть национальной политики. «Алжир сделал ставку на собственные силы, отказавшись от внешних заимствований. Алжирцы, конечно, рады, когда речь заходит об иностранных инвестициях, но, заботясь в первую очередь о сохранении своего национального курса и богатства, могут и отказать в их реализации. Деньги для них не самое главное», — продолжает Александр Тымар. «Алжир — это не тот рынок, куда можно прийти через зарегистрированную в офшоре компанию, быстро обогатиться и уйти в тень. Это не место для разворачивания серых схем. Выход на рынок нужно рассматривать как долгосрочное капиталовложение. Законопослушных бизнесменов, придерживающихся в ведении дел прозрачных схем, здесь никто тормозить не будет», — добавляет Алексей Шатилов.

Нет слова «нет»
Тем, кто рассматривает возможность выхода на рынок Алжира, эксперты советуют начать с открытия представительства и активной демонстрации представителям власти и деловым партнерам своего желания и заинтересованности в сотрудничестве. Для этого рекомендуется участвовать в специализированных выставках и международных ярмарках — чтобы показать товар лицом (хотя бы на плакате). Со временем — найти местного партнера и создать консорциум (что на практике совсем непросто).
«В Алжире — философское отношение к жизни. В принципе, найти партнера просто: здесь не принято говорить „нет". Если подойти на улице к дворнику и попросить его помочь с регистрацией международной фирмы, тот, наверное, скажет: „Да, конечно", — улыбается Алексей Гончаров. — Я, конечно, утрирую, но в этой шутке есть доля правды. Поэтому нужно заручиться поддержкой такого партнера,
которому вы сможете доверять». Также нужно очень быстро реагировать на объявления о проведении тендеров, начинать участвовать
в проектах в течение короткого времени и оперативно взаимодействовать с заказчиком.

Застолбить территорию
По мнению экспертов, развитие российско-алжирского сотрудничества должно идти в ногу с правительственной поддержкой. «Если мы грамотно построим свои взаимоотношения по государственной линии и сможем пролоббировать интересы крупных российских компаний, отечественный бизнес достойным образом сможет участвовать в программе развития экономики Алжира», — говорит Александр Тымар.
«Нужна долгосрочная стратегия экономического сотрудничества, возобновление программ обмена в области культуры и образования. Необходимо оказывать господдержку организациям и специалистам, которые хотят работать в Алжире. И другие страны уже делают это. Нам нужно застолбить территорию, а компаниям — быть более активными, чтобы вернуть былой статус нашей страны в Алжире», — призывает Алексей Шатилов. Поэтому все с надеждой смотрят на возобновление контактов между странами на уровне президентов. Так, в апреле 2001 года и в феврале 2008 года состоялись визиты президента АНДР Абдельазиза Бутефлики в Москву, в марте 2006 года — президента РФ Владимира Путина в АНДР. Наибольшие надежды связаны с нынешним годом: летом уже состоялось несколько двусторонних мероприятий, а в октябре в Алжире пройдут первый Российско-алжирский бизнес-форум и выставка российских товаров и услуг. В эти же дни планируется официальный визит в Алжир президента РФ Дмитрия Медведева.
Категория: Статьи об Алжире | Добавил: kisbor (18.05.2013)
Просмотров: 4709 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]